интернет-магазин товаров для здоровья в Москве, бады арго, полимедэл, аппликаторы ляпко
Местоположение: Главная >> Новости >> Недоверие генетически-модифицированным продуктам?

Недоверие генетически-модифицированным продуктам?

Страны ЕС подтвердили недоверие модифицированным продуктам

Восемь стран ЕС вправе сохранить запрет на культивацию и продажу генетически модифицированных сортов кукурузы - за это проголосовали министры окружающей среды ЕС. Решение ознаменовало очередной провал усилий Еврокомиссии, пытающейся изменить отношение европейцев к модифицированным продуктам при том, что законодательство ЕС позволяет государствам самим решать, допускать или не допускать новинки на свои рынки.

 

Министр экологии Люксембурга - страны-председателя ЕС - подтвердил, что за сохранение запрета проголосовали представители 22 из 25 стран Евросоюза.

Решение вызвало критику со стороны США, Канады и Аргентины - крупнейших поставщиков модифицированного зерна. Ранее они обратились в ВТО с жалобой на то, что ЕС сохраняет необоснованные запреты на ввоз их продукции.

Европейские страны мотивируют настороженное отношение к генетически модифированной продукции заботой о здоровье потребителей. В 2004 году Европейское агентство по контролю за пищевыми продуктами признало модифицированное зерно безопасным.

http://www.d-pils.lv/view_article.php?article=28281

 

 

Насколько опасны генетически модифицированные продукты?

Виктор ТУТЕЛЬЯН - директор Института питания РАМН, академик Российской академии медицинских наук.

 

...Никаких доказательств опасности таких продуктов для человека на сегодняшний день нет. Вся шумиха вокруг них — говорю об этом со всей ответственностью — носит чисто экономический характер: производители ведут борьбу за рынок сбыта, а здесь, как известно, все методы хороши, в том числе и компрометация конкурентов. Кроме того, система контроля за распространением ГМ-продуктов в нашей стране одна из самых жестких. Разработана и внедрена она была еще задолго до того, как началось массовое производство генетически модифицированной пищи.

Но вот когда производитель, законодательно обязанный извещать потребителя о наличии в продукте ГМ-составляющих, не делает этого, здесь можно и пошуметь. Даже если генетически модифицированный компонент разрешен, однако не заявлен — такой продукт не имеет права на существование...

http://www.extrasize.ru/health014.html


... Экономические рычаги, океан финансовых и конкурентных отношений, накладывают серьезный отпечаток на мнение народа и на мнение отдельных людей. Конечно, конкурентная борьба была, есть и будет. И если ты даешь какой-то новый сорт, который вытеснит другой, то кого-то ты ущемляешь, и он будет сопротивляться.

В этом плане на Западе - очень мощное сопротивление, конкурентная борьба. Европа - и Америка. Америка, которая вложила колоссальные средства и создала новую технологию, и Европа, которая, в общем-то, благополучна, у нее нет проблем сейчас с продовольствием, сырьем и продуктами питания. Она решает их своими, традиционными методами. И ей надо защищать своего производителя. Вот проблема.

Я являюсь членом совета директоров Международного института "Наука жизни" Европы. Мы обсуждаем эти проблемы. Ни одного научно обоснованного факта - пока - который показывает вредность или опасность генетически модифицированных источников, нет.

http://www.svoboda.org/programs/eco/2002/eco.020802.asp

 

 

 

Мнение академика Виктора ТУТЕЛЬЯНА о генетически модифицированных продуктах полностью расходится с позицией Международного союза работников пищевой промышленности, сельского хозяйства и смежных отраслей IUF. По словам сотрудника Московского представительства IUF Лики ГАЛКИНОЙ, утверждение о безопасности трансгенных продуктов сейчас не имеет доказательства. Более того, их употребление может быть вредным для здоровья, выращивание - опасным для окружающей среды, а компании-производители используют генетически модифицированные организмы (ГМО) как один из рычагов экономического порабощения сельского хозяйства.

Вопрос безопасности трансгенных продуктов все еще недостаточно изучен. Во-первых, они стали широко использоваться только в последние 10-20 лет, а этого времени недостаточно, чтобы говорить об их безопасности. Ведь эффект от манипуляций с генным материалом может проявиться и во втором, и в третьем поколениях. Во-вторых, подобные исследования проводят, в основном, компании-производители ГМО, поэтому трудно говорить об объективности их результатов. Независимые исследователи приходят к противоположным выводам.

А вот факты того, что здоровье человека может пострадать, уже имеются. Так, скажем, трансгенная соя, используемая в производстве детского питания в качестве заменителя молока, может приводить к аллергическим реакциям у детей. При этом три четверти урожая сои, выращиваемой в США, являются генетически модифицированными, а США - основной поставщик сои на российский рынок. Так что призыв г-на Тутельяна питаться соевыми заменителями фактически означает призыв перейти на генетически модифицированный рацион.

Пострадать могут не только люди, но и окружающая среда. Например, британские ученые установили, что промышленное выращивание устойчивых к гербицидам ГМ-рапса и сахарной свеклы может привести к резкому сокращению численности птиц и насекомых, обитающих вокруг “трансгенных” полей. А в Канаде установлено, что в результате случайного скрещивания трех видов ГМ-рапса, устойчивых к разным видам гербицида, возникли “суперсорняки”, устойчивые практически ко всем сельскохозяйственным химикатам. Дальнейшие эффекты подобного неконтролируемого биозагрязнения трудно даже предсказать.

Еще одним существенным аспектом распространения генетически модифицированных продуктов IUF считает появление экономической зависимости фермеров и сельхозпредприятий от компаний-производителей. Корпорация “Монсанто”, к примеру, разработала ген-терминатор, способный делать семена стерильными после первого урожая. Это означает, что фермерам приходится ежегодно покупать у компании новые семена - по тем ценам, которые устанавливает сама компания. Еще одна разработка “Монсанто” - семена, которые не всходят без применения специальных химикатов, производимых этой же корпорацией, так называемые семена-“наркоманы”. И утверждение о том, что трансгенные семена требуют меньшего количества пестицидов, также не соответствует действительности: для выращивания некоторых сортов ГМ-сои их требуется даже больше, чем для обычной.

В зависимость от биотехнологических корпораций попадают целые страны. Так, сельское хозяйство Аргентины уже практически полностью переориентировано на выращивание трансгенной продукции.

Неправительственные организации и профсоюзы стран Латинской Америки даже организовали движение “Банк семян”. И призывают фермеров сдавать в него часть урожая немодифицированных семян, чтобы сохранить эти виды и уменьшить зависимость фермеров и стран от биотехнологических корпораций.
В последнее время центр “Биоинженерия” под руководством академика Скрябина лоббирует в России проект государственной поддержки выращивания генетически модифицированного картофеля (Bt-картофель). Таким образом, по словам именитого академика, будет оказана неоценимая помощь сельскому хозяйству нашей страны. Инициаторы надеются получить из государственного бюджета несколько миллионов долларов на реализацию этой идеи.

Естественно, контроль над финансированием проекта, как и посредничество между компанией “Монсанто” - производителем семян этого картофеля и российской стороной, будет осуществлять академик Скрябин.
Чем же так приглянулся академику Bt-картофель? Да тем, что его не ест колорадский жук. Достоинство, конечно, кто б спорил. Вот только Bt-картофель “спасается” от врага тем, что содержит в себе фрагменты генов бактерий, смертельных для колорадского жука. А насчет вреда здоровью человека - утверждать ничего нельзя. Все может быть.

http://www.solidarnost.org/article.php?issue=16&section=57&article=277

 

 

 

Попытки российского центра <Биоинженерия> внедрить в России генно-модифицированное сельское хозяйство, судя по всему, провались.

Теперь глава <Биоинженерии> Константин Скрябин решил пропагандировать использование ГМ-технологий для усовершенствования человека

Как сообщили RBC daily, в России должно закрыться представительство американской компании Monsanto, которое занимается продажей химических средств защиты растений. По мнению экспертов, это связано с внутренней реструктуризацией Monsanto в преддверии возможного слияния компании с немецким концерном Bayer. По данным RBC daily, Monsanto также, скорее всего, откажется и от поддержки российского центра <Биоинженерия>, который в последние годы активно пытался внедрить в России трансгенные технологии.

Дело в том, что глава центра, академик Константин Скрябин, якобы не оправдал возложенных на него американцами надежд и не смог добиться от правительства полной легализации ГМ-продуктов в России. Правда, г-на Скрябина отказ в поддержке Monsanto, судя по всему, особенно не разочаровал.

Теперь руководитель <Биоинженерии> начал пропагандировать идею создания <человека будущего> с помощью трансгенных технологий.

В настоящий момент под брендами компании Monsanto, оборот которой составляет 3,3 млрд долларов, выращивается порядка 70% всех ГМ-культур в мире. Именно поэтому в настоящий момент Monsanto, сделавшая ставку на продвижение трансгенного сельского хозяйства, оказалась в крайне сложном финансовом положении. По итогам прошедшего финансового года (заканчивается 31 августа) компания понесла убытки в 1,76 млрд долл. Сейчас общие финансовые обязательства компании приближаются к трем миллиардам долларов. Главная причина неудач Monsanto заключается в том, что компания сделала ставку не на ту <лошадь>. Накопив серьезные знания в области химии и генетики, работая над созданием химического оружия для американских военных после Второй мировой войны, руководство Monsanto решило, что благодаря мощной поддержке американских властей и активной рекламной кампании ей без труда удастся убедить крупнейшие сельскохозяйственные державы использовать ее технологии, трансгенные семена и гербицид сплошного действия Roundup.

Однако этого не произошло: после того как в конце 90-х годов убытки экономики США от использования генетически модифицированных сои, кукурузы и рапса превысили 12 млрд долл., все крупные мировые производители сельхозпродукции на фоне таких результатов начали отказываться от ГМ-продуктов. <Сейчас ЕС решил не покупать трансгенную сою, а Китай, на который так рассчитывала Monsanto, также отказался от массового развития ГМ-культур, - сказал RBC daily Иван Блоков, директор по кампаниям <Гринпис> в России.

- Ничего у Monsanto не получилось и с трансгенным картофелем: сначала от него отказались во всем мире, а сейчас и в США. В итоге посевы трансгенного картофеля в мире сейчас составляют всего 100 тысяч га. Между тем Monsanto сделала огромные инвестиции в этот проект: на разработку одного сорта трансгенного картофеля требуется минимум 1,5 млрд долларов. Поскольку они никак не окупились, Monsanto столкнулась с острейшим финансовым кризисом>.

Несколько лет назад, пытаясь как-то улучшить свое финансовое положение, Monsanto сделала ставку на развитие ГМ-культур в России. В качестве своеобразного <проводника> трансгенных технологий в стране выступил центр <Биоинженерия>, который возглавляет академик Константин Скрябин. Как уже неоднократно писала RBC daily, г-н Скрябин, используя свои неординарные способности к убеждению и активную лоббистскую поддержку со стороны Monsanto, добился того, что большая часть регулирующих функций в области ГМ оказалась в руках Минпромнауки, где у главы <Биоинженерии> есть очень хорошие связи. Однако, судя по всему, попытки академика Скрябина коммерциализировать использование ГМ-культур в России успехом так и не увенчались.

По мнению экспертов, окончательную точку в этой истории поставил президент России Владимир Путин, отвечая 18 декабря на вопросы россиян. <...Технологии у нас, может быть, не всегда такие эффективные, как на Западе, но они гораздо более щадящие в отношении здоровья потребителя, чем западные технологии. Мы практически не пользуемся генной инженерией. И вот сейчас мы знаем, сколько проблем с этим. У нас этих проблем, слава Богу, пока нет>, - ответил Владимир Путин на вопрос, заданный сотрудником Института генетики и селекции плодовых растений Михаилом Акимовым.

По всей видимости, в Monsanto прекрасно осознали, что в ближайшие годы в России им <ничего не светит>, и, как стало известно RBC daily, компания решила постепенно сворачивать свою деятельность на российской территории. Первым под сокращение попало подразделение, занимающееся реализацией средств химической защиты растений. По мнению экспертов, на решение Monsanto отказаться от дальнейших планов развития бизнеса в России могло повлиять и другое обстоятельство. Этой осенью в ряде немецких деловых СМИ появилась информация о том, что Monsanto может быть куплена немецким промышленным концерном Bayer, оборот которого в прошлом году превысил 30 млрд долларов.

Правда, в самой немецкой компании эту версию категорически отвергают. <Мы никак не комментируем эту информацию. Наша компания никогда не реагирует на такие слухи>, - заявили RBC daily в немецкой штаб-квартире Bayer. В Monsanto RBC daily также не удалось получить комментарии по этому вопросу.

Возможное слияние Bayer и Monsanto отнюдь не означает, что объединенная компания откажется от разработок в сфере ГМ-технологий. В настоящий момент годовые продажи подразделения Bayer, специализирующегося на ГМ-технологиях, составляют порядка 8 млрд долл., то есть существенно превышают доходы Monsanto. Правда, Bayer этот факт предпочитает никак не афишировать и, согласно некоторым данным, даже специально <работает> с <зелеными>, чтобы имя компании никогда не упоминалось в ходе любых разбирательств вокруг трансгенных технологий.

Правда, в России новой компании в любом случае придется заново отстраивать свой бизнес. По информации RBC daily, Monsanto решила отказаться от услуг академика Скрябина в связи с тем, что он так и не смог добиться поставленной перед ним цели. Правда, г-на Скрябина эта информация, по-видимому, не смутила, и сейчас глава <Биоинженерии> обдумывает, похоже, новые проекты: он решил обратить свой взор на человека. В одном из своих последних интервью академик Скрябин сообщил о перспективности использования трансгенных технологий для создания идеального <человека будущего>.

http://www.fishquality.ru/documents/gmi/monsanto.htm

 

 

Как заявляют эксперты, сегодня мы не можем отказаться от ГМ

Противники внедрения ГМО приводят в пример запрет на ввоз ГМО в странах Евросоюза. Однако юридически ГМ-продукты в Европе никогда не были запрещены. Существовал фактический мораторий, который в прошлом году был отменен. При этом была выстроена очень сложная сеть экономических препятствий для внедрения таких продуктов. Академик Скрябин: Связано это с тем, что большинство ГМ-продуктов поставлялось в Европу из Америки. Как известно, в большинстве стран Европы сельское хозяйство убыточно, в некоторых странах оно на 90% субсидируется. Очевидно, что импорт технологий, способных поднять эффективность и нарушить экономический баланс, наносит серьезный удар по местному сельскому хозяйству. В этой связи в Европе и был объявлен мораторий на внедрение новых технологий. Таким образом американцы и европейцы выясняют собственные финансовые отношения. Теоретическая опасность ГМ-продуктов для европейцев попросту являлась аргументом против импорта американских продуктов питания. В ответ на это 15 тыс. американских ученых, в том числе 20 нобелевских лауреатов, подтвердили абсолютную безопасность ГМО. Тогда президент США объявил о намерении подать иск в суд ВТО, поскольку мораторий, по его мнению, являлся неправомерным методом экономической борьбы. После этого европейцы отменили мораторий.

В России же идет внутренняя борьба - государства с собственной наукой и сельским хозяйством. Причем, по мнению экспертов, в эту борьбу вовлечены не только явные противники, но и скрытые. Алексей Конов: "Гринпис" является одной из крупнейших транснациональных PR-корпораций. Так или иначе, у каждой такой корпорации существует определенный бюджет, который ей необходимо освоить. К слову, далеко не все общественные организации выступают против использования ГМО. Любое новшество поначалу вызывает у людей отторжение, но если оно полезно для потребителя, о его потенциальном вреде никто не говорит. Сейчас уже никому не приходит в голову бороться с сотовыми телефонами, хотя вред от них доказать значительно проще, чем опасность ГМО. Использование ГМО выгодно транснациональным корпорациям, фермерам и промышленникам, а конечный потребитель не получает никакой выгоды от того, что ест генетически модифицированную пищу. Поэтому потребителя очень легко настроить против внедрения генетических технологий в пищевую промышленность.

Между тем, как заявляют эксперты, сегодня мы не можем отказаться от ГМ-продуктов даже теоретически. Например, для России подобный поворот событий означал бы отказ от мяса. Дело в том, что мы не производим достаточного количества белков, чтобы кормить наш скот. В этих условиях мы можем закупать на Западе либо ГМ-корма, либо мясо животных, выкормленных ГМ-кормами. Аркадий Злочевский: Финал этой борьбы предопределен. Неуместно обсуждать, кто победит. Вопрос стоит иначе. Когда победят сторонники использования ГМО? Мы, как и любая другая страна, не можем отказаться от генно-инженерных технологий. Органическое сельское хозяйство, которое "Гринпис" выдвигает в качестве альтернативы ГМО, занимает отдельный сегмент рынка и не может противопоставляться ГМО. Как известно, сельское хозяйство - весьма консервативная отрасль, за всю его историю было только две революции. Первая случилась в начале прошлого века, когда техника вышла на поля и своим появлением отменила коневодство. Тогда, как мы знаем, крестьяне ходили на трактор с вилами и называли его "железным дьяволом". Вторая революция происходит сейчас, поскольку внедрение ГМ-растений отменяет использование многочисленных химикатов.

Пока в России происходит смутная борьба противников и сторонников, во всем мире выращивается все больше ГМ-растений. Сегодня такими культурами засеяно более 80 млн га - это, к примеру, три территории Великобритании. За прошлый год производство ГМ-растений увеличилось на 20%. Сейчас ГМ-растения выращивают 8 млн фермеров в 17 странах - это на 1 млн больше, чем в прошлом году. Недавно в Европе разрешили к выращиванию несколько сортов ГМ-растений. В Индии и Китае внедрение генно-инженерных технологий официально объявлено приоритетом сельского хозяйства. Академик Скрябин: Россия на этом фоне выглядит довольно странно - мы продолжаем заниматься политикой.

http://cri.mcx.ru/ru/150/17122/

 

Гринпис обнародовал черный список производителей ГМ-продуктов

Пока ученые продолжают вести бесконечные споры о том, вредны ли для здоровья человека генно-модифицированные продукты питания, простые россияне давно определились в своем мнении на этот счет.

По данным социологических опросов, более 95% потребителей не хотят покупать трансгены. Однако далеко не все из них знают, что сейчас продукты, содержащие генно-модифицированные ингредиенты (ГМИ), оказываются на их столе чуть ли не каждый день. Выяснить, присутствуют ли модифицированные гены в том или ином продукте, не так-то просто. Дело в том, что российские производители далеко не всегда считают нужным соблюдать установленные правила маркировки, согласно которым вся продукция, содержащая ГМИ, должна иметь соответствующую пометку. Чаще всего компании сознательно обманывают своих потребителей.

И вот сегодня российское отделение Гринпис, которое в течение целого ряда лет проводит мониторинг ситуации с генно-модифицированными продуктами питания, обнародовало новые данные о производителях-обманщиках. В черный список попали семь компаний, которые публично заявили о том, что не будут использовать ГМИ, но, как показала выборочная проверка их продукции, свое обещание не выполняют. Это ОАО «Дарья Полуфабрикаты» (торговая марка «Дарья»), МПЗ «Кампомос», ПК ЗАО «Корона», МЛ «Микояновский», ОАО «Челны Холод», ОАО «Царицыно», ОАО «Лианозовский колбасный завод».

 Данная информация была актуальна на 2005й год, сейчас ( 2012й год) произошли обновления. Некоторые из данных фабрик, в частности ОАО "Челны Холод" по данным Гринпис не являются носителями ГМО.

Подробности на официальном сайте Гринпис в документе http://www.greenpeace.org/russia/Global/russia/report/2010/1/808367.pdf

Самый высокий процент модифицированной сои обнаружен в вареной колбасе «Телячья традиционная», производства Черкизовского завода. Наиболее часто обнаруживались ГМИ в продукции этого же производителя, а также в продукции компании DHVS (торговая марка «Ролтон»).

Кроме того, эксперты Гринпис составили еще два списка: в «оранжевый» попали те компании, которые не скрывают от потребителей факт применения ГМИ в выпускаемой ими продукции, а в «зеленый» — производители, заявляющие о том, что они не используют трансгены.

Экологи считают применение трансгенов в продуктах питания потенциально опасным. «Их широкое производство и продажа по сути является глобальным экспериментом на населении всей страны. Уже сейчас необходимо ввести единую маркировку на продуктах питания с ГМИ и запретить их использование в детском питании», — считает Наталья Олефиренко, координатор генетической программы Гринпис.

Напомним, что массовое производство генно-модифицированных продуктов началось около 10 лет назад. В первую очередь это продукты из сои, кукурузы, помидоров, кулинарные, кондитерские и мясные изделия. По данным исследований, 70% продуктов питания на Западе включают в себя добавки ГМИ. Считается, что в России этот показатель существенно ниже — 10–15%. Однако объяснение столь значительной разницы, вероятнее всего, заключается в том, что отечественные лаборатории просто не имеют всего необходимого для подобных исследований оборудования. В реальности каждый третий товар, попадающий на стол россиян, может оказаться ненатурального происхождения.

 

 

 


Generated in 0.272 seconds